В золотистых гаванях Ниццы
Скоро кто-то будет повешен.
Как достали меня эти птицы
И один непотребный слэшер.

С новым литературным веком:
Не банально только анально,
Препогано ходить в главгерах -
Залюбили, причем буквально.

По высоким душевным запросам -
Не для славы и не для денег,
Он страдал словесным поносом
Про мой новый - как это? - "пейринг".


Продолжалось так файл за файлом -
Все ему было, гаду, мало -
Двести тридцать два мегабайта
Он имел меня как попало (чем попало, куда попало!).

Одержимый нездешней жаждой -
Чтоб чего-нибудь вот такого,
Он сношал меня, сволочь, с каждым -
Лишь бы только мужского пола,

Чтоб подробней, и чтоб с манямбой,
С кровью, потом. И, право слово:
Окажись оно чистой правдой -
Я бы помер, как та корова.

С другом, братом, с врагом и сыном -
В поле, в парке и на параде,
Так, что вешалась медицина
И стонала реальность: "Хватит!"

Где скопытилась достоверность,
Не отвечу и под прицелом.
Эх, пора молоко за вредность
Выдавать за должность главгера.

Утомившись этим искусством,
Я взываю к небесной каре:
Награди его, боже, вкусом -
Вот тогда я его поймаю,

Привяжу его к батарее
(Понадежней крепкой веревкой)
И зачту все его творенья -
С чувством, толком и расстановкой!

Утащил отсюда inesacipa.livejournal.com/595497.html